Я увидела его у поста ГАИ

Я увидела его у поста ГАИ, где условились встретиться — Олег — вернее, «Шаман», потому что «в образе» — стоял у военного бронированного Toyota Hilux, улыбался. Бросилось в глаза, что он еще похудел, но его радостное выражение лица скрашивало мои впечатления. Сунула таксисту деньги заранее – «Бери быстрей, чтоб он не видел!» — и выскакиваю из машины навстречу Олегу. Он поднял меня на руки, а я обнимаю его, прижимаю к себе сильно — он смущается: «Что ты, я такой грязный, вонючий, небритый…».

— «Ты — живой, ты не понимаешь! ты — живой!»…
А у меня самой такое счастье от этого – я мечтала об этом в автобусе, возвращаясь в Ха, когда у Дебальцево движение остановили, тяжело ухала арта, били по «железке” чуть дальше от города…
Я похолодела – блин, скорее всего, это Дача – а он там. И на утреннюю СМСку нет ответа… Я спряталась за спинкой переднего кресла и начала молиться так, чтоб никто не заметил, но очень и очень горячо – пока не запищал телефон и не пришло СМС – «Хоть я и проспал, но волшебное слово на сегодня – ясень». «Ясень пень))))» отвечаю – потом сказала, что «немного волновалась»… Ага, совсем немного.
«Шаман» был вместе с напарником, «Лютым», с которым мы уже были немного знакомы по Скайпу. Знакомство состоялось так — как-то утром я просматривала новости за чаем, и вдруг – звонок, Олег. Утро тогда было холодное, но очень солнечное, они были на Даче. Олег пил кофе, а за ним дальше сидел Лютый, мирно жевал помидорку и на мое «Приятного аппетита» ответил, что младенцы сегодня к завтраку – что надо. Потом Лютый отпустил какой-то матерный коммент насчет сепаров, я ответила в том же духе, и Олег нас отчитал за нецензурщину. Так и познакомились.
«Лютый» оставался в машине, пока мы ходили по городку. В машине сидений всего два впереди, и ребята начали было всерьез рассуждать о том, что «Лютому» придется ехать в кузове. Я их успокоила – зачем, я ж компактная, все втроем отлично поместимся. Олег- за рулем, я между ним и Лютым. Чувствую, как в бедро мне упирается что-то твердое, что скрыто у Лютого под кителем сбоку. Он галантно извиняется и поправляет нож, заодно демонстрируя мне его габариты. «А, это нож! А я-то думала, ты просто рад меня видеть!» — и все втроем смеемся… Подъезжаем к центру, где магазинчики, банкоматы и вообще – остальные признаки цивилизации. Выруливаем на перекресток и пропускаем машины как раз напротив здания «Сбербанк России»… Немая сцена, все втроем сверлим вывеску глазами, потом Лютый спрашивает:
— Шаман, а можно, я выстрелю? Один раз всего?
Олег ухмыляется, а я отвечаю –
— Счастливый ты человек, Лютый! У тебя оружие есть – и вздыхаю – а я-то и стрелять не могу…
Мимо нас проезжает троллейбус, Лютый на него зачарованно смотрит и задумчиво говорит – «Знаете, вот я о чем мечтаю – закончится война, поеду я домой в Киев, там сяду у окна и буду просто смотреть на троллейбусы».
В кузове пикапа было много чего интересного, что нельзя оставлять без присмотра, поэтому Лютый от машины дальше 10 метров не отходил. А мы пошли прогуляться, найти банкомат и снять деньги с карточек сослуживцам Шамана. Вышли к скверу и площади, где стоял памятник Ленину…
Вокруг него Олег выхаживал, как пойнтер на потяжке, как будто примеривался… Месяцем раньше его друзья снесли памятник Ленину в Харькове. Потом обернулся ко мне и прямым и детским жестом протянул мне руку и мы там как дети, держась за руку гуляли.
Одним из заданий было снять комнату или квартиру для командира, к нему семья должна была приехать на пару дней Сначала, конечно, пошли «тариться» сигаретами и табаком, у них как раз модно стало трубку курить, Олег тож хо трубку, но ее типа надо курить на «расслабоне», как кальян а ему некогда, на бегу все… и поесть-то некогда иногда, что уже говорить о трубке! Там лавочка табачная такая — в старом магазине, где потолок неожиданно менял высоту. Некоторые места как раз Олегу по макушку – я смотрела и думала, что если он не будет осторожен, то набьет себе шишек. В уголке у прилавка стоял стул — Олег на него сел, пока очередь ждали, сгреб меня в охапку, посадил к себе на колени, провел носом по моей шее и зарылся мне в волосы. Мы, никого не замечая вокруг, целовались, и я удивилась нежности, с которой он это делал. Короче говоря, это, наверное, самый быстрый и приятный способ дожидаться очереди. Купили все по списку, вышли на улицу. И тут Олег и говорит — «Сча я покажу тебе «очаг бандеровщины» в Артемовске! И заодно – место, где готовят правильный кофе!».
Там, у ларьков со всякой мелочью, одна из пожилых женщин продавала на улице кофе, а нашим военным всегда давала стаканчик бесплатно – денег не брала принципиально, ще й розмовляла виключно українскою. Олег ей деньги подбрасывал, когда она отворачивалась — «Как же, — говорит, – ей же тяжело, она ж разорится так, нас много здесь». Короче, мы взяли кофе, подошли к машине, чтоб Лютый тоже мог взять кофе. Олег, хитро так глядя, говорит — «Он про эту бабушку не знает, смотри, как он сейчас удивится!» — и меня сзади обнял, и мы стоим вроде как наблюдаем за Лютым. И тут они оба замечают, что на нас какой-то мужик довольно пристально смотрит. Ребята насторожились и окрикнули его – «Эй, мужик, ты не вздумай фотографировать или снимать на видео!» — думали, что это сепарский шпион. А мужчина произносит совсем уж неожиданную фразу в ответ — «Да нет, ребята, что вы… я вами любуюсь — такая погода, солнечно, тихо — и ваши отношения…».
Мы с Олегом, видно, просто стояли с очень счастливыми мордами, воть… Просто прижавшись….
Автор: Hanna Danile (отрывок из книги)